+7(495)280-3723 info@stack.net
 

Жажда профессионального сервиса (Большой бизнес №4-2009)

[ 26.06.2009 ]

Российский рынок дата-центров  — один из немногих, где острейшая борьба разворачивается не за потребителя, а вокруг поставщика услуг. В чем причина такой ситуации, "ББ" разъяснил Сергей Лысаков, генеральный директор Stack Group, которая с 2004 года развивает сеть собственных аутсорсинговых дата-центров Stack Data Network (SDN) .

Насколько серьезен дефицит дата-центров?

То, что мы сейчас наблюдаем, даже нельзя назвать дефицитом. В России дата-центров должно бы быть как минимум в сто раз больше. Сегодня это ясно не только специалистам. Бизнес все больше поворачивается в сторону аутсорсинга, позволяющего пользовать IТ-ресурсы нужного качества при существенном сокращении затрат на их развитие. Поэтому актуальность и значимость качественных дата-центров для отечественной экономики переоценить невозможно. Но, несмотря на многие объявления о том, что такие ресурсы вот-вот появятся на рынке, ситуация практически не меняется: обещанные новые дата-центры либо так и не достроены, либо не отвечают требованиям бизнеса. Положение усугубляется тем, что практически ни один оператор дата-центров в России не может четко сказать, какой уровень качества, то есть надежности, непрерывности функционирования систем он гарантирует. Не имея собственных измерительных методик и стандартов, при строительстве дата-центров мы вынуждены ориентироваться на зарубежный стандарт ТIА-942, который определяет четыре уровня бесперебойности их работы. Высокую степень надежности функционирования обеспечивают дата-центры класса Тier 3  и Тier 4 за счет резервирования всех компонентов. У нас центров Тier 4 нет по определению. Но и те, что позиционируются как Тier 3, не всегда в состоянии гарантировать заявленный уровень сервиса.

В чем заключается проблема отечественных операторов?

Услуги , которые мы предоставляем, тянут за собой цепочку сопутствующих сервисов. Скажем, европейские и американские операторы дата-центров не занимаются самостоятельно обслуживанием систем кондиционирования, электропитания, кабельных сетей и прочих инженерных коммуникаций. Для этого существуют специальные аутсорсинговые команды, которые отвечают перед владельцем дата-центра за исправность работы инженерных систем. В нашей стране ни одна сервисная служба подобных гарантий не дает, и в этом самая большая проблема владельцев коммерческих дата-центров . Это и наша проблема, потому что многие клиенты SDN фиксируют в SLA (Servise Level Agreement) требования к бесперебойности работы своего вычислительного оборудования, критичного для бизнеса. Обеспечить эти условия можно только при поддержании работоспособности всех инженерных систем даже в условиях нештатной ситуации. Поэтому мы помимо выполнения своих прямых функций вынуждены создавать собственное натуральное хозяйство, держать непрофильные подразделения, которые обслуживают различные инженерные системы, строят объекты и решают другие задачи, сопутствующие нашему сервису.

Как ведут себя клиенты в условиях де-фицита аутсорсинговых дата-центров хорошего качества?

В России сегодня компании, желающей передать управление своими информационными ресурсами на аутсорсинг, очень сложно найти провайдера, который будет реально отвечать за качество сервисов. Те, кто может позволить себе потратить несколько миллионов долларов и год-полтора времени, строят свои дата-центры. Но, если следовать логике бизнеса, это невыгодно. Потому что, пока дата-центр  будет строиться, решение, заложенное в его основу, устареет. К тому же когда бизнес начинает заниматься несвойственной ему деятельностью, его эффективность заметно снижается. Собственно, основной эффект от услуги внешнего дата-центра - это сокращение непрофильных для компании расходов, которые она несет, если начинает набирать IТ-персонал и специалистов службы эксплуатации инженерных систем, раздувать свой штат, монтировать стойки для серверов и т.д., то есть заниматься делом, в котором она не является профессионалом. При сотрудничестве с квалифицированным аутсорсером она может увеличивать или сокращать объем сервиса в зависимости от потребностей, которые у нее есть на данный момент, платить ровно за ту услугу, которую получает. Показательный пример: как только начался кризис, европейские и американские банки первым делом стали выделять из активов свои дата-центры и передавать их операторам, пользуясь теми же самыми ресурсами уже как услугой. Расходы резко снизились, потому что отпала необходимость содержать огромное хозяйство, управлять им. Это лишний раз свидетельствует о том, что и в России как можно быстрее должны появиться качественные дата-центры.

Раз уж заговорили о кризисе, не расскажете как он повлиял на рынок дата-центров?

Сейчас четко видна направленность на тот спектр услуг, которые на Западе только зарождаются. И у нас появился шанс перешагнуть в своем развитии через несколько ступенек. Если, конечно, вовремя среагируем, будем ориентироваться не на морально устаревшие дата-центры, а на те перспективные решения и ноу-хау, которые сегодня разрабатываются. Я говорю в том числе о виртуализации. Это очень выгодно, потому что нет избыточности ресурса и его можно очень быстро получать в нужном объеме. Мы предполагали, что займемся этим проектом в следующем году, но жизнь распорядилась иначе, и мы приступили к строительству нового дата-центра уже сейчас и планируем осенью этого года ввести в эксплуатацию первую очередь нового узла SDN.

Сложно было решиться на крупные затраты при дороговизне и дефиците ин-вестиционных средств?

Сегодня существуют решения, которые позволяют обойтись без огромных инвестиций. И в ближайшее время появятся новые. Сейчас многие компании объединяют усилия в поисках наиболее эффективных решений. Они позволят индустрии IТ-услуг сделать большой скачок в развитии и дадут возможность очень быстро реагировать на потребности и предлагать сервисные решения, которые будут доступны и во время кризиса, и в послекризисный период.

Теперь очень актуальна тема государственной поддержки. Чем может государство помочь IТ-индустрии?

Крайне важно, чтобы государство находило возможность обеспечивать финансовыми инструментами те сектора, которые необходимы экономике как воздух. Нынешняя финансовая политика — это, по сути, заградительный барьер для инновационного развития. У нас из-за прекращения финансирования практически заморожены все исследовательские работы. Это, на мой взгляд, просто самоубийство. Необходимо, чтобы государство понимало, как тот или иной сектор, тот или иной проект влияют на экономику, и регулировало бы соответствующим образом эти процессы.

Мы сегодня говорим о развитии нанотехнологий, о реализации крупных информационных проектов. Безусловно, они нужны. Но инфраструктуры для этого у нас нет. То, что мы имеем, — некий набросок к тому, что могло бы и должно бы быть. Нам нужно направить все усилия на выстраивание информационной инфраструктуры. А мы видим, что часть проектов по строительству дата-центров либо приостановлены, либо вообще закрыты. Между тем дефицит на эти услуги, который и сейчас остро ощущается, по мере выхода экономики из кризиса будет многократно расти. И это очень плохо. Я абсолютно уверен в том, что, если сейчас позаботиться о создании такой инфраструктуры, отечественная экономика сможет быстрее восстановиться после кризиса и развиваться дальше.

Светлана Громакова, ж. "Большой Бизнес"

постоянный адрес новости www.bolshoybusiness.ru/archive/32/782/