+7(495)280-3723 info@stack.net
 

Философия дата-центра: что на самом деле нужно бизнесу? (Cnews/Точка роста-2011)

[ 09.03.2011 ]

В последние полтора-два года международный рынок дата-центров демонстрирует значительное оживление. Cо стороны ведущих игроков западного ИТ-рынка все чаще приходится слышать о разработке концепции модульных дата-центров. Весной 2010 г. с аналогичным заявлением выступила и российская компания Stack Group, которая уже несколько месяцев спустя реализовала на практике "боевой" вариант такого дата-центра. О том, что на самом деле включает в себя концепция модульного дата-центра, о чем следует задуматься и производителям, и заказчикам, и как современный мир меняет подход к дата-центростроению, CNews рассказал Сергей Лысаков, генеральный директор Stack Group.

CNews: В прошлом году, представляя концепцию "куба", вы говорили о том, что в течение 2010 года планируете запустить несколько модульных дата-центров с использованием новой технологии. После сообщения о запуске прототипа "кубического" МДЦ заявлений о вводе в эксплуатацию полноценной площадки так и не прозвучало. В чем причина? Что-то помешало осуществить задуманное? Или претерпел изменения сам проект?

Сергей Лысаков: Все, что касается модуля - его функционала, адаптивности, энергоэффективности, способности к масштабированию - подтвердилось в полном объеме. Более того, после того, как нами был собран и запущен при полной нагрузке прототип предлагаемого МДЦ, мы увидели, что это решение несёт в себе гораздо больше возможностей, чем мы ожидали в своих самых смелых мечтах. Несложные расчёты по результатам проведенных летом испытаний показали, что наш модуль на 25 стоек по эффективности вполне может заменить 100 стоек традиционного дата-центра. После этого мы еще больше утвердились в своих намерениях запустить в сентябре-октябре реально действующий узел SDN.

Но не все и не всегда зависит от нас. В процессе реализации проекта мы столкнулись с двумя проблемами: где строить и откуда брать комплектующие. "Неожиданным" (а на самом деле вполне ожидаемым) для нас стало то, что довольно сложно оказалось подобрать в России соответствующего производителя, который обеспечил бы потоковое производство необходимых компонентов. Но этот вопрос в итоге удалось закрыть. Осталось понять, где именно строить. У нас на выбор было несколько площадок – каждая со своими плюсами и минусами. Но в силу административных изменений в столице каждая из рассматриваемых площадок получила ограничения, скажем так, " не совместимые с жизнью будущего дата-центра". Тем не менее, нет худа без добра. Можно даже сказать, что нам повезло в том, что мы не кинулись с наскока реализовывать проекты, а взяли "вынужденный" тайм-аут. Это время было использовано и для изучения открывшихся возможностей "кубического" МДЦ, и для того, чтобы доказать, что модульная концепция – наиболее правильная на данный момент…

CNews: Доказать кому?

Сергей Лысаков: Всем без исключения - клиентам, партнерам, в том числе и западным, причем иногда весьма авторитетным в этой области. У нас был запрос от одной западной компании на достаточно большое количество стоек. К нам пришли их лидеры. Мы им говорим: "Ребята, мы "старые" дата-центры больше не строим, мы модулями". – "Ну да, хорошо, классно, замечательно!" Ходили, смотрели, цокали. И в итоге выдали "а не могли бы вы нам "старые" построить?". В данном случае это даже не вопрос стоимости – привычка, менталитет.

CNews: Насколько я знаю, сейчас о модулях говорят практически все.

Сергей Лысаков: Да, модульные дата-центры входят в моду. В прошедшем году, было много заявлений о модульной концепции. Но, как только начинаешь разбираться в сути предлагаемого решения, то понимаешь, что на самом деле речь идет не о коренных преобразованиях, а об усовершенствованных вариантах стационарных или контейнерных дата-центров. С одной стороны, это явный прогресс, но с другой – решение довольно узкой задачи, которая привязана к бизнесу конкретной компании, владеющей площадкой. Но на самом деле сегодня необходимо акцентировать внимание не только на дата-центре, но и на переосмыслении ИТ-инфраструктуры в целом. В этом плане 2010 год дал нам – стране, ИТ-рынку, рынку ДЦ-услуг - очень много. Происходит некий перелом в мышлении: компании, бизнес, государство - начинают понимать, что дата-центр – это не только, грубо говоря, стенки с кондиционером и дизелями, а некая базисная основа ИТ-инфраструктуры, на которой происходит все остальное. Все постепенно осознают, что ключевой момент инфраструктуры - не здание, не помещение. Построить где-либо площадку – скажем так, не великий подвиг. Нужно понимать, как это будет использовано и интегрировано в том или ином месте, в те или иные процессы.

Задача (или, если хотите, миссия) Stack Group, как лидера своего сегмента рынка – подать пример, показать, что и как можно сделать. Нам не впервой ломать стереотипы. В этом смысле положительным является тот факт, что заинтересованность в наших инновациях демонстрируют и регионы.

CNews: Вы работаете с госсектором?

Сергей Лысаков: Мы общаемся и с частными компаниями, и с госсектором. Однако надо понимать, что госсектор сам по себе не может оказывать ИТ-услуги. От государства требуется в первую очередь создать условия. Хочется отметить, что в некоторых регионах госслужащие, отвечающие за ИТ, очень хорошо понимают, что нужно привлекать именно тот опыт, который успешен сам по себе и у которого есть перспективы. Я надеюсь, что у нас, в Москве (да и не только в Москве) будет то же самое. Невозможно сразу все изменить. Тем не менее, несмотря на очевидный прогресс, на ИТ-рынке порой все еще сохраняется ситуация, когда внедрение пресловутых новшеств происходит на уровне, скажем так, "Запада много лет назад". Это не может не тревожить. Так мы никогда не приблизимся к тому уровню, который нам нужен. Мы начинаем опаздывать на самых ключевых вещах и закладываем отставание в наших новых решениях..

CNews: Мы – это россияне?

Сергей Лысаков: Да. В этом плане позиция нашей компании в том, что для нас важнее идти вперед, находить и использовать новые решения, перешагивать рамки стереотипов нежели просто что-то перенимать, копировать. Мы ощущаем себя в состоянии сделать гораздо больше. И у нас для этого есть основания. Взять опять же процесс разработки МДЦ – вместо того, чтобы ждать, что нового предложит в этом направлении кто-то, мы стали искать решение сами. И сумели в этом пойти дальше своих зарубежных коллег, потому что не только предложили новую концепцию, но и продемонстрировали ее возможности на практике. Пусть под влиянием обстоятельств мы вынуждены были скорректировать планы по запуску новых площадок - мы уверены, что развернем их в этом году. И они будут существенно отличаться от тех, которые планировались в 2010. Мы продолжаем двигаться вперед.

CNews: В чем именно будут заключаться отличия?

Сергей Лысаков: В самой идеологии. То есть площадки, наверное, будут выглядеть так же, как если бы мы их построили в прошлом году. Тем не менее, их функциональная насыщенность будет складываться не только из железа.

Мы хотим показывать пример (что мы, собственно, и делали раньше), как и куда надо двигаться. Однажды взяв на себя ответственность быть первыми, мы считаем себя не вправе снижать планку. Для нас важно запускать именно такие решения, которые стоят того, чтобы их повторяли. Мы много раз говорили о том, что и как нужно строить, о модульной концепции, мы всем показываем наши дата-центы и говорим, как не надо делать. А делают ровно так же, как мы строили раньше. В первую очередь потому, что повторить уже пройденный кем-то путь – пусть не идеальный, но апробированный – значительно легче. А бизнес ради бизнеса – это тупик. Да, с точки зрения "железа" они должны быть модульные и пр. Но это только часть инфраструктуры. Основа инфраструктуры – в том, что на ней будет развиваться и как. Об этом пока никто даже не пытается думать. Во всяком случае, то, что в реальности происходит на рынке, говорит о противоположном. Закостенелых проектов в области дата-центров быть не может. Это живой организм, он должен жить и постоянно модифицироваться.

Необходимо задуматься не просто о "железе", а о том, для чего оно необходимо. Понятно, что в проверенное и многократно тиражированное инвестировать безопаснее. Тем не менее, настала пора осмысливать, что движет развитием инфраструктуры и как обеспечить связность сегодня и завтра, чем различаются дата-центр как таковой и тот процесс, который мы вкладываем в наш дата-центр. Если мы не будем говорить об этом, мир продолжит тиражировать морально устаревшие решения. Возможно, звучит несколько амбициозно, но кто сказал, что здоровые амбиции – это плохо? По сути 20-летняя история нашей компании успешно состоялась именно благодаря смелым амбициям и энтузиазму.

CNews: То есть вы предлагаете верить в то, что еще не проверено временем, по сути – в некоторую абстракцию?

Сергей Лысаков: Ну, в данном случае это уже не абстракция, а вполне конкретная физическая сущность. Конечно, сейчас важно сделать объект, поставить хотя бы 500 стоек. Сомнений в том, что это будет работать, нет. Мы специально спроектировали наше решение так, чтобы в нем (в модуле) использовались общедоступные материалы и компоненты. Понятно, что мы выбирали оборудование, которое будет работать как минимум 10 лет. Более того, благодаря тому, что мы столь щепетильно подошли к подготовке своего проекта и выбору площадки, мы увеличили кредит доверия к себе и со стороны партнеров, и со стороны инвесторов. С нами сейчас разговаривают не просто как с людьми, которые обещают нечто – дайте нам триллион, мы перевернем мир. Нас воспринимают как команду, которая в состоянии реально спрогнозировать, спроектировать, реализовать, и в действительности может сделать гораздо больше. Мы предприняли очень большое количество усилий для того, чтобы изменить философию инфраструктуры. Просто сделать один дата-центр – это полдела. Главное – обеспечить направление, в какую сторону двигаться.

CNews: Вы говорите об инновационности. Что для вас инновация?

Сергей Лысаков: Безусловно, когда люди говорят об инновации, они имеют в виду нанотехнологии, нанотранзисторы, нанопаровоз – все это "железо". На самом деле с социальной точки зрения у нас кроме борьбы с коррупцией никаких инноваций просто нет. Об этом никто не говорит. В ближайшее время слово "инновация" должно получить другой смысл, не технический. Техника и технологии - это новшества, изобретательство - словом "инновация" определять нельзя. Инновация – это не произведенное, а купленное новшество.

Основная инновация заключается в том, что, потребляя что-то вновь созданное, нужно четко осознавать ответственность – что ты потребляешь и каким образом ты потом на базе потребления производишь свой собственный новый продукт. Наверное, я бы определил понятие инновация как степень ответственности. Когда люди отвечают за то, что они делают, не только с точки зрения своего собственного бизнеса, маленького социума, а в более широком смысле. Заботясь не только о себе, а обо всем мире. Вот в этом инновационность и социальность.

Я понимаю, что эта тема относится скорее не к ИТ, а к экономике и политике, но сейчас эти понятия взаимосвязаны, как никогда. И разделить их нельзя, да и не надо. Как я уже говорил, все надо оценивать в комплексе.

Задача человека – создавать что-то новое не только с целью наживы, а нести еще при этом определенную ответственность. В одной из книг Ричарда Бренсона есть очень хороший пример, который я воспринимаю действительно как социальную инновацию. Он потратил много денег на исследование авиационного топлива, потому что в составе его группы есть авиабизнес. И они первые в мире создали топливо, которое по экологическим параметрам гораздо лучше отвечает экологическим требованиям, чем обычный керосин. Они потратили безумное количество денег, и они сделали первый коммерческий перелет с использованием этого топлива. Оно сейчас абсолютно неэффективно, но они работают в этом направлении, потому что они понимают, что их бизнес наносит вред экологии и человечеству в целом. И они тратят деньги на исследования, изобретая что-то, для того, чтобы сохранить мир для своих поколений. В этом инновационность. Они это внедряют, даже несмотря на то, что понимают - сейчас это не будет востребовано. То есть, это не ради прибыли, а ради развития социума. Прибыль в данном случае появляется сама по себе.

Наверное, наша самая главная инновация, которую мы "впитали" в процессе создания "куба" – это взаимоотношения с нашим голландским партнером. Эти отношения с определенной точки зрения абсолютно уникальны. У нас нет подписанных договоров о сотрудничестве и т.п. Да, мы покупаем у них "железо", вентиляторы и пр., оплачиваем счета, потому что это надо купить. Но вместе мы создаем нечто такое, которое не может быть описано никаким договором. И это абсолютно открыто и осознанно. Наши взаимоотношения не подстраиваются под контракт или деньги - они подстраиваются под ту функцию, под ту цель, которую мы высказываем и хотим вместе реализовать. Инновации должны быть в этом. Мы пытаемся перетащить эту модель взаимоотношений сюда, в Россию.

CNews: Вы считаете, это реально? Такой менталитет приживется в нашей стране?

Сергей Лысаков: Реально. На самом деле у нас он гораздо ближе именно к этой философии, чем к обычному бизнесу. Конечно, сейчас продолжают культивироваться отношения "купил-продал". Но это не российский менталитет. Да, в России сейчас превалирует такая структурная иерархия. Но сейчас – не значит всегда. Не всегда было, и не всегда будет.

Каждый в своем бизнесе должен понимать, что и ради чего делается. Если рассчитывать только на прибыль, например, в течение года или трех, то вероятность проигрыша в более отдалённой перспективе существенно возрастает. Мир всегда менялся быстро, но сейчас это происходит еще быстрее. Поэтому очень важно вписаться в этот ритм и уметь "программировать" свой бизнес на несколько этапов вперед.

CNews: А как в свете всего вышесказанного вы относитесь к Сколково?

Сергей Лысаков: Абсолютно позитивно. Когда в создание чего-то нового инвестируются деньги, или создаются условия для людей, которые способны что-то творить, – это замечательно. Но, как я уже говорил, с точки зрения экономики это не будет иметь большого влияния, потому что любое созданное новшество, пусть даже заоблачное, если оно не воспринято бизнесом или потребителем, оно ничто. Если не будут созданы условия, в которых выгодно, грубо говоря, потреблять новшество, оно так и останется очередным достижением народного хозяйства. И внедрять, и потреблять эти новшества опять будут не у нас.

CNews: А какова сейчас позиция государства в этом вопросе?

Сергей Лысаков: Государство начинает постепенно двигаться в правильном направлении. Сейчас мы достаточно активно и продуктивно работаем с госсектором. В госорганы приходят люди, которым не все равно, что происходит в стране, и они обращаются в том числе и к нам с вопросом – с какой стороны нужно подходить к проблеме модернизации, инновации. И наш двадцатилетний опыт оказался востребованным.

Правительство постепенно начинает воспринимать все "как нужно". Конечно, я далек от иллюзий, что завтра все произойдет. Во всяком случае, начало заметно.

Есть востребованность реальных движений: не фиктивных плоских картинок, а действительного перемещения от одного к другому. Но уповать, что государство для вас, для нас, для меня что-то сделает, - вот это вот утопия точно. Если мы не будем ничего делать сами, а просто сядем ждать, что Сколково когда-нибудь нам что-нибудь изобретет, ничего не изменится. Все новшества и изобретения должны быть в голове, в проектах, в реальном движении...

CNews: Каковы ваши планы на текущий год? Построите три дата-центра?

Сергей Лысаков: Я думаю, построим больше. На самом деле сейчас мы ощущаем, что идет накопление критической массы в общении с нашими заказчиками, клиентами, партнерами. У всех идет период осознания. Мы говорим, казалось бы, какие-то абсолютно непрактичные вещи. Но когда люди начинают пропускать все через себя, они видят реальную пользу от этой "непрактичности" в своем практическом поле. Инфраструктура дата-центров – она, в общем-то, как внутренние органы человека – нужна всегда. Поэтому, когда все дозреют и мы увидим это, количество площадок, которые будут инсталлироваться с нашей помощью у наших партнеров, может быть гораздо больше . Во всех регионах России мы видим серьезный интерес. Причем не теоретический, а очень даже практический.

Объясню на примере: мы познакомились с одной компанией из региона. Они участвовали в строительстве классического дата-центра в качестве интегратора для корпоративного заказчика. Данный дата-центр был сделан в соответствии с лучшими традициями классического дата-центростроения. Мощная, тяжелая штука. Но по мере того, как они знакомились с нашими подходами, уже к окончанию аудита, который мы им делали, они поняли, что то, что они сделали, уже устарело. Они его еще не запустили, а он уж устарел. И они приняли это как данность, но предложили нам параллельно сделать свой собственный новый проект с использованием наших технологий. Потому что поняли, что это совсем другая эффективность, возможности и подходы. При этом рынок там по сравнению с московским гораздо ниже. Однако компания видит перспективы, готова заниматься этим и вносить туда что-то новое.

Мне кажется, что в любом регионе России та же самая ситуация. По нашим ощущениям, все так или иначе сыграли в игру под названием "дата-центр". Одни вложили деньги, другие провели исследование. Потому что, как я уже говорил в начале, только ленивый не пытался инвестировать в них. Но при этом мне кажется, хуже необразованного человек, который чуть-чуть образован, но считает себя образованным. И рынок дата-центров как раз находится в этой стадии. Поэтому для нас очень важно делиться знаниям, чтобы людям, которые не очень образованы, не дать возможности совершить эти ошибки, тем самым подорвав интерес и желание работать качественно. То, что мы сейчас видим на рынке, - это преимущественно абсолютно слабо структурированная и некачественная работа. И компании, заявляющие, что они построят три, четыре, пять, десять центров, порой сами не знают, о чем говорят. Люди не владеют материалом. Сейчас мы рассказываем какие-то вещи, возможно, не очень конкретные, но мы пытаемся заронить людям в голову мысль, зачем они это делают. Ради того, чтобы вложить деньги и получить прибыль? Для этого есть другие проекты, гораздо более эффективные. В нашем случае это неприменимо - очень высокая цена входа в рынок. Если ты не знаешь, что тебя ждет в последующие пять лет, по каким правилам ты будешь играть, то ты все потеряешь. Мы видим много подтверждений тому на рынке.

Ирина Инсанова / CNews

Постоянный адрес публикации: http://corp.cnews.ru/reviews/index.shtml?2011/03/09/431234_1